Krististudio.ru

Онлайн образование
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Школы элементарного обучения

Элементарное обучение и школы повышенного типа;

В XVII в. начавшиеся в России после Смутного времени позитивные социально-экономические процессы стимулировали развития просвещения. В обществе пробуждается нетерпимость к массовому невежеству низов и слабой образованности верхов.

В целом в XVII в. в элементарном (начальном) обучении не произошло каких-либо серьезных перемен. Обучение грамоте традиционно осуществлялось в семье, у домашнего учителя, в училище или индивидуально у «мастера грамоте», при монастырях и церквях.

Однако отношение к повышенному образованию значительно изменилось. Со второй половины XVII в. у высших сословий, во многом благодаря сближению с Западом, наметилось стремление давать своим детям повышенное образование, прежде всего обучать иностранным языкам. В боярских семьях появились учителя-иностранцы, помогавшие молодым боярам в овладении западной образованностью. Эти тенденции поддерживались и в царской семье. Со второй половины XVII в. западное влияние в школьном деле становится все глубже. Появляются учебные заведения повышенного образования. В их программах отразилось усиление воздействия греко-латинской образованности.

Одна из первых греко-латинских школ была открыта в 1649 г., как предполагают ученые, Арсением Греком при Кремлевском Чудовом монастыре в Москве, где имелись библиотека и мастерская для переписывания книг. Важно отметить, что здесь, наряду с сохранением древних традиций воспитания и обучения, было расширено содержание образования: введено преподавание греческого языка, риторики, диалектики.

В 40-х же годах воспитатель царя Алексея боярин Ф.М. Ртищев (1626-1673) основал школу при Андреевском монастыре. Руководителем ее стал Епифаний Славинецкий, В содержание обучения входили греческий, польский, латинский языки, грамматика, риторика, богословие.

В середине 60-х гг. Симеон Полоцкий, сторонник латинской ориентации в образовании, учитель царских детей, организовал обучение повышенного типа с целью подготовить чиновников для личной канцелярии царя Алексея Михайловича Занятия происходили в течение четырех лет в Спасском монастыре в Москве. Курс обучения включал грамматику, риторику, поэтику, логику, философию, богословие. Особое внимание уделялось изучению латинского языка – языка международной дипломатики и науки.

Школой повышенного образования была типографская школа, основанная в 1681 г. в Москве иеромонахом Тимофеем по инициативе царя Федора Алексеевича. В младшем классе учились по азбуке в старшем – по псалтыри Со временем расширялась и программа обучения: изучали уже не только славянский, но и греческий язык; ученики осваивали умения читать и понимать тексты, усердно прорабатывали грамматику. Со временем школа превратилась в своеобразное учебное заведение, которое одновременно было и начальной школой, и училищем для подготовки переводчиков печатного двора.

Следующим шагом стало открытие школы в Богоявленском монастыре в Москве в 1865 г. греческими монахами братьями Иоанникием и Софронием Лихудами, получившими образование в Италии и ставшими докторами Падуанского университета.

В школе, в Богоявленском монастыре, они преподавали греческий, латинский и итальянский языки. Эта школа повышенного типа приближалась по уровню к западно-европейским университетам Все свободные науки Лихудам было разрешено преподавать на греческом и латинском языках. Своеобразной чертой развития школьного дела в России явилось то, что границы между средними и высшими школами в XVII в. были размыты, крайне нечетки. Все зависело от уровня образованности преподавателей и целей учебного заведения.

42.Славяно-греко-латинская академия.

Славяно-греко-латинская академия (первоначальное название – Эллино-греческая академия), открытая в 1687 г. по инициативе видного русского педагога и писателя Симеона Полоцкого, — первое в России высшее учебное заведение. Учреждение его заканчивало первый, церковно-религиозный, период отечественного образования.

Преподавание в Академии сначала велось на славянском, греческом и отчасти латинском языках. Программа напоминала программу латинской городской школы и включала в себя гражданские и духовные науки: грамматику, риторику, логику, физику, диалектику, философию, богословие, юриспруденцию, латинской и греческий языки и др. Весь учебный материал трактовался с позиций православия.

В Академии было восемь основных классов и один подготовительный. Учение отдельных школяров затягивалось на 15-20 лет – исключали из Академии крайне редко.

К преподаванию в Академии допускались только русские учителя или православные греки. Братья Лихуды, основатели школы в Богоявленском монастыре, из которой затем и выросла Академия, вели преподавание латинского языка, риторики, логики и физики по Аристотелю. Ими же были составлены учебные пособия на греческом и латинском языках по грамматике, политике, риторике, логике, психологии, физике.

Московская Академия сыграла важную положительную роль в развитии просвещения в России. «Благодаря Академии, — писал русский историк С. Смирнов, — русские примирились с мыслью о пользе науки».

Долгое время Славяно-греко-латинская Академия являлась единственным высшим учебным заведением, и лишь к концу XVIII в. она стала превращаться в исключительно духовное учреждение – духовную семинарию. Многие из выпускников Академии стали выдающимися деятелями Просвещения уже в петровскую эпоху. Это прежде всего поэты Антиох Кантемир и Карион Истомин, математик Леонтий Магницкий; учился в Академии и выдающийся ученый М.В. Ломоносов.

Таким образом, в России в XVII в. появились образовательные учреждения нового типа, при организации которых был учтен опыт западно-европейских средневековых школ. Благодаря созданию школ нового типа произошел поворот русского общества в сторону европейской образованности, Россия начала приобщаться к миру европейской культуры, в стране усилилось внимание к светскому знанию. Как следствие этого, дальнейшим этапом в развитии школьного образования в России стало создание в эпоху Петра I чисто светских, преимущественно профессиональных по своему характеру учебных заведений. Правомерно утверждать, что в целом образовательные реформы начала XVIII в. были подготовлены развитием школы в XVII в.

ТЕОРИЯ ЭЛЕМЕНТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИВАЮШЕГО ОБУЧЕНИЯ И.Г.ПЕСТАЛОЦЦИ

При пользовании «Инфоуроком» вам не нужно платить за интернет!

Минкомсвязь РФ: «Инфоурок» включен в перечень социально значимых ресурсов .

ТЕОРИЯ ЭЛЕМЕНТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИВАЮШЕГО ОБУЧЕНИЯ И.Г.ПЕСТАЛОЦЦИ

ГБПОУ ВО «Воронежский политехнический техникум», pteis @ comch . ru

Важным направлением современного научного исследования является изучение наследия классиков мировой педагогики. Одним из основоположников педагогики (и социальной педагогики в частности) как науки и практики является знаменитый швейцарский педагог Иоганн Генрих Песталоцци (1746-1827 гг.)

Великий гуманист и демократ Песталоцци неустанно искал в теории и на практике недорогие и не требующие продолжительного периода времени пути обучения и воспитания эксплуатируемых и обездоленных, которые были бы осуществимы в самых неблагоприятных социальных условиях и созидали бы лучшие человечески е качества. Это нравственность, достоинство, ум, крепкое здоровье, профессия, мировоззрение.
Он нашел средства образования личности, которые составили эпоху в педагогике и не только не утратили своей действенности и эффективности, но в наше время обрели свое подлинное значение, раскрывающее свой научный и практический потенциал. Это способы воспитания, обеспечивающего самовоспитание; методы обучения, дающего одновременно и знания, и мастерство, и развитие ума.
То, что обучение дает знания, а знания развивают «нечто» в человеке, было издавна принято в теории и практике воспитания. Песталоцци трактовал развивающую силу обучения как жизненно необходимые знания, знания о действительности, в которой ребенок живет и трудится, которую он стремится понять (это стремление должно всячески стимулироваться воспитанием); знания, побуждающие к деятельности, формирующие способность теоретического, творческого мышления. Развивающее обучение, по Песталоцци, предполагает передачу совершенно особых знаний и способов овладения ими. Это – не краткое изложение содержания каких-либо наук или областей деятельности, искусств, ремесел и т.п., не их «основы» в смысле «основное, главное содержание», не «начальное образование» в его обычном понимании (первой ступени школы).

Концепция развивающего обучения И.Г. Песталоцци, тесно связанная с экономическими, социальными и политическими проблемами, включает в себя идею «элементарного образования».Само название «элементарное образование» подразумевало такую организацию обучения, при которой в объектах познания и деятельности детей выделяются простейшие элементы, что позволяет непрерывно продвигаться в обучении от простого к все более сложному, переходить от одной ступени к другой, доводя знания и умения детей до возможной степени совершенства. «Элементарное образование», сопряженное с трудовым обучением и политехнической подготовкой, служит культивированию любого труда, способности к переносу умений и навыков во все новые ситуации, прививает подлинную культуру труда.

Теория элементарного образования Песталоцци включает физическое и трудовое, нравственное, умственное образование. Все эти стороны воспитания предлагается осуществлять во взаимодействии, чтобы обеспечить гармоническое развитие человека.

Одной из составляющих элементарного образования по Песталоцци является «элементарное интеллектуальное образование, целью которого является правильное всестороннее и гармоническое развитие умственных задатков человека, обеспечивающее ему интеллектуальную самостоятельность, и привитие ему определенных развитых интеллектуальных навыков». Исходя из своей основной идеи о гармоническом развитии человека, он тесно связывает умственное образование с нравственным воспитанием и выдвигает требование воспитывающего обучения.

Для реализации «элементарного образования» швейцарский педагог изобрел специальный «метод» – систему развивающего обучения. Метод – это прежде всего система, распространяющаяся на все в воспитании: на последовательность в созерцании, системность введения учащихся в «элементы» соответствующих областей познания, на развитие задатков.

Читать еще:  Первая медицинская помощь обучение москва

Согласно Песталоцци, процесс познания начинается с чувственных восприятий, перерабатываемых затем сознанием при помощи априорных идей. Песталоцци полагает, что всякое обучение должно основываться на наблюдении и опыте и подниматься к выводам и обобщениям. В результате наблюдений ребенок получает зрительные, слуховые и другие ощущения, которые пробуждают в нем мысли и потребность говорить. Обучение способствует накоплению учеником на основе его чувственного опыта определенного запаса знаний и развивает его умственные способности. Необходимо «интенсивно повышать силы ума, а не только экстенсивно обогащаться представлениями».

Песталоцци стремился осуществить умственное образование детей посредством системы специально подобранных для каждой степени обучения и последовательно проводимых упражнений, которые развивают интеллектуальные силы и способности детей.

Песталоцци пришел к мысли о том, что существуют простейшие элементы всякого знания о вещах и предметах, усваивая которые человек познает окружающий его мир. Этими элементами он считал число, форму, слово. «Число, форма и слово, по выражению Песталоцци, элементарные средства всякого обучения». В первоначальном обучении форме соответствует измерение, числу — счет, а слову — речь. Таким образом, элементарное обучение сводится к умению измерять, считать и владеть речью. Такое обучение путем упражнений в измерении, счете и речи пробуждает в ребенке важнейшее качество — способность мыслить. Такова по убеждению Г. Песталоцци, основная и конечная цель обучения в народной (читай начальной) школе.

Важнейшей основой обучения, по Песталоцци, является наглядность. Без применения наглядности, в широком смысле этого слова, нельзя добиться правильных представлений об окружающем, развивать мышление и речь.

Песталоцци строил весь процесс обучения путем постепенного и последовательно перехода от части к целому. Обучение должно идти, по его мнению, в строгой последовательности. Ребенку следует давать лишь то, к чему он вполне подготовлен, но не следует преподносить ему то, с чем он не может справиться.

Необходимо наряду с умением мыслить развивать у детей и практические навыки. Овладение знаниями без умения пользоваться ими является, по справедливому утверждению Песталоцци, большим пороком. Он считал, что школа, развивая способности детей, наполняя их ум знаниями должна обязательно прививать и умение и навыки. От умения человека действовать, утверждал он, зависит возможность осуществления того, чего требует развитой ум и облагороженное сердце человека. Умение действовать развивается специальными систематическими упражнениями, расположенными в порядке нарастающей трудности — «от навыка в крайне простых делах к навыку в крайне сложных».

Следующей составляющей элементарного образования по Песталоцци является «физическое элементарное образование, целью которого является правильное гармоническое развитие физических задатков человека, дающее человеку спокойствие и физическую самостоятельность, и привитие ему хороших физических навыков».

Целью физического воспитания ребенка Песталоцци считал развитие и укрепление всех его физических сил и возможностей, а основой физического воспитания детей — естественное стремление ребенка к движению, которое заставляет его играть, быть непосредственным, за все хвататься, всегда действовать.Упражнять и развивать физические силы детей следует путем выполнения простейших движений, которые ребенок производит в повседневной жизни, когда он ходит, ест, пьет, поднимет что-либо. Система таких последовательно выполняемых упражнений не только разовьет ребенка в физическом отношении, но подготовит его к труду, сформирует у него трудовые умения Физическое воспитание должно проходить в теснейшей связи с нравственным и трудовым воспитанием.

Песталоцци предполагал создать особую «азбуку умений», которая содержала бы физические упражнения в области простейших видов трудовой деятельности: бить, носить, бросать, толкать, махать, бороться и т.п. Овладев такой азбукой, ребенок мог бы всесторонне развить свои физические силы и вместе с тем освоить основные трудовые умения, необходимые при всякой специальной, профессиональной деятельности. Песталоцци стремился подготовить детей к предстоящей работе.

Заключительной составляющей элементарного образования по Песталоцци является «нравственное элементарное образование, целью которого является правильное всестороннее и гармоническое развитие нравственных задатков человека, необходимое ему для обеспечения самостоятельности нравственных суждений, и привитие ему определенных нравственных навыков».

Песталоцци полагал, что главная задача воспитания — сформировать гармонически развитого человека, который должен принять в будущем полезное участие в жизни общества. Нравственность вырабатывается в ребенке путем постоянных упражнений в делах, приносящих пользу другим. Простейшим элементом нравственного воспитания является, по мнению Песталоцци, любовь ребенка к матери, которая возникает на почве удовлетворения повседневных потребностей детского организма. В семье закладываются основы нравственного поведения ребенка. Его любовь к матери постепенно распространяется на других членов семьи. «Отчий дом, — восклицает Песталоцци, — ты школа нравов».

Дальнейшее развитие нравственных сил ребенка должно осуществляться в школе, в которой отношение учителя к детям строится на основе его отеческой любви к ним.

Песталоцци предпочитал «живое чувство каждой добродетели разговору о ней». Он настаивал на том, что нравственное поведение детей формируется не путем нравоучения, а благодаря развитию у них моральных чувств и созданию нравственных наклонностей. Он также считал важным упражнения детей в нравственных поступках, которые требуют от них самообладания и выдержки, формируют их волю.

Нравственное воспитание у Песталоцци тесно связано с религиозным. Критикуя обрядовую религию, Песталоцци говорил о религии естественной, которую он понимает как развитие у людей высоких моральных чувств.

Опираясь на свои идеи развивающего обучения и элементарного образования, Песталоцци положил начало научной разработке методики первоначального обучения родному языку, арифметике, геометрии, географии.

Идею Песталоцци о развивающем обучении великий русский педагог К. Д. Ушинский назвал «великим открытием Песталоцци». Изучая идеи Песталоцци, невольно улавливаешь родство его педагогического мышления с современными идеями и подходами в науке: требование системности; четкое выделение структурных элементов, единиц анализа, принцип конструктивности этих элементов, т.е. построения системы на их основе и отношений между ними. Идея развивающей функции обучения с успехом применяется с целью активизации познавательных сил учащихся и имеет свое развитие в концепции перманентного обучения.

Развитие школы в централизованном государстве XVII в.: элементарное обучение и школа повышенного типа.

В XVII веке в России выделяется три подхода к образованию: латинское направление (С.Полоцкий, С.Медведев), грекофильское (Е.Славинецкий, Ф.Ртищев), старообрядческое (протопоп Аввакум и его последователи). В целом преобладала ориентация на византийскую систему образования, хотя со второй половины XVII века распространяется изучение латыни и греческого языка.

Заметный вклад в развитие образования и педагогической мысли внесли Федор Ртищев, Симеон Полоцкий, Сильвестр Медведев и другие видные мыслители Русского государства. Они не замыкались в узко национальных рамках. Их интересовал школьно-педагогический опыт Византии и Западной Европы. Русские педагоги знали и использовали идеи Яна Амоса Коменского. Так, например, Карион Истомин подготовил в 1693 г. для цесаревича Петра Алексеевича учебное пособие, где сознательно реализовал установки Я. А. Коменского о «материнской школе».

В целом на рубеже XVI-XVII вв. в русском обществе обозначилась программа создания общеобразовательных церковных школ и технических государственных училищ по иноземным образцам и при помощи иноземных учителей. Намечался путь к созданию системы регулярных учебных заведений.

Первая государственная школа повышенного образования — Типографское училище — была основана в 1681 г. в Москве по инициативе царя Федора Алексеевича. В 1684 г. в ней насчитывался 191 ученик. В дальнейшем Типографское училище слилось со Славяно-греко-латинской академией.

Одним из наиболее крупных научных и просветительских центров этого периода стала Киево-Могилянская академия. Основанная еще в 1632 г., она синтезировала опыт, приобретенный братскими школами с системой и методами обучения западноевропейских университетов.

В Киево-Могилянской академии учились дети духовенства, горожан, казаков, крестьян. При ней имелся Сиротский дом (Бурса). В академии было 8 классов («школ»). Здесь преподавался широкий круг наук — астрономия, музыка, катехизис, славянский, польский, греческий, латинский, древнееврейский, немецкий и французский языки, история, география, математика, экономика, медицина, архитектура, живопись, естественная история, нотное пение и другие предметы. В академии проводились публичные диспуты, ставились спектакли нравственно-религиозного содержания. Изначально преподавание велось на латинском языке; с 1784 года — на русском.

Среди преподавателей академии были Симеон Полоцкий, Феофан Прокопович, Епифаний Славинецкий и др. Киево-могилянская академия действовала до 1817 года; в 1819 году она была преобразована в Киевскую духовную академию. Ее опыт использовался при организации Славяно-греко-латинской академии — первого в России высшего учебного заведения. Инициатором ее открытия был известный философ, писатель и просветитель Симеон Полоцкий. Он был составителем «Академического привилея» (учредительной грамоты), в которой определялись задачи, содержание, формы обучения и права академии.

Славяно-греко-латинская академия была создана как всесословное учебное заведение в 1687 году. Академия готовила образованных людей для государственной службы и церкви, осуществляла цензуру книг духовного содержания и суд над отступниками от православия. В XVII в. в академии, объединявшей черты высшей и средней школы, преподавались греческий, латинский и славянский языки, «семь свободных искусств», богословие, но основное внимание уделялось греческому языку. С начала XVIII в. курс обучения расширился (добавились немецкий и французский языки, медицина, физика, философия и др.); ведущее место занял латинский язык. С учреждением Академического университета в Петербурге (1725) и Московского университета (1755) Академия стала терять свое значение как общеобразовательное учебное заведение и превратилась в высшую богословскую школу. В 1814 году она была преобразована в Московскую духовную академию.

Читать еще:  Водитель инструктор обучение

Академия содействовала распространению общего образования в России. Среди учеников Академии были люди разных национальностей — русские, украинцы, белорусы, греки, македонцы, грузины и другие (первоначально около 100чел., вначале XVIII в. -600чел., вначале XIXв. — свыше 1600 чел.). Из академии наряду с крупнейшими руководителями православной церкви вышли многие видные деятели русской культуры XVII-XVIII вв. В 1731-1735 гг. в Академии учился М. В. Ломоносов.

Одним из наиболее выдающихся выпускников Славяно- греко-латинской академии был русский математик и педагог Леонтий Филиппович Магницкий. Математика в Академии не преподавалась, и свои математические познания, удивлявшие современников, он приобрел путем самостоятельного изучения русских и иностранных рукописей.

В 1701 году по распоряжению Петра I Магницкий был назначен преподавателем школы «математических и навигацких, то есть мореходных хитростно наук учения». Начал работать помощником учителя математики, а затем — учителем арифметики, ему было поручено написать учебник по математике и кораблевождению.

В 1703 г. Л. Ф. Магницкий составил первый в России учебник «Арифметика». Удовлетворяя тем требованиям, которые предъявлялись к учебнику математики в России в то время, «Арифметика» Магницкого долгое время пользовалась широким распространением вплоть до середины 50-х годов XVIII столетия. На ней воспитывались целые поколения деятелей физико-математических наук в России. По ее содержанию можно составить представление о направленности и характере преподавания арифметики в России в первой половине XVIII столетия.

С 1732 года и до последних дней своей жизни Л. Ф. Магницкий являлся руководителем Навигацкой школы в Москве.

Европейские школы и университеты в XV–XVII веках

Европейские школы и университеты в XV–XVII веках

Учебные заведения XV–XVII веков приобрели уже четкую классификацию: элементарного, общего и высшего образования.

Школы элементарного (начального) обучения оказались одной из арен соперничества между католиками и протестантами. И это соревнование, в общем, двинуло дело образования вперед.

Крупнейшие представители Реформации понимали важность начальных школ как средства влияния протестантизма на население. Лютер (1524), а затем и Кальвин (1533) провозгласили идею всеобщего элементарного обучения детей Катехизису на родном языке.

Чтобы облегчить задачу учителей-пасторов, Лютер в 1529 году составил «малый Катехизис»; аналогичные пособия на французском языке подготовили де Вез и Кальвин. Во второй половине XVI века протестантские начальные школы пользовались особыми школьными катехизисами на английском, французском и немецком языках.

Протестантские низшие городские школы предназначались для детей горожан, реже крестьян в возрасте от 5 до 11–12 лет. Отдельно обучались мальчики и девочки. Деятельность учебных заведений была регламентирована рядом документов: уставами, учебными планами. Предусматривалось обучение религии по протестантскому «школьному Катехизису» и латыни (чтение, письмо, грамматика), ежедневные занятия церковным пением. Курс делился на три класса. Планом И. Бугенгагена (1528) в программу дополнительно включалось изучение древнегреческого языка.

Католики – выходцы из первого и второго сословий, дети состоятельных представителей третьего сословия получали начальное образование в особых учебных заведениях либо в школах полного общего образования, программа которых включала как минимум чтение, письмо, счет, церковное пение. Но в организации элементарного обучения широких масс римско-католическая церковь уступала протестантам. Чтобы выправить положение, Тридентский вселенский собор принял «Катехизис собора» и предложил повсеместное открытие католических воскресных школ для низов.

В католических приходских воскресных школах обучали чтению Библии. Этим же занимались в своих «школах для бедных», «благочестивых школах» и прочих подобных заведениях католические конгрегации: пиаристы, лазариты, урсулинки, елизаветянки.

И в католических и в протестантских странах множилось число городских школ начального обучения, учреждавшихся властями и общинами: в них учили читать и петь псалмы. Особые помещения у таких школ имелись крайне редко и только в городах. В сельской местности учитель с учениками кочевал из дома в дом. Обычно все ученики занимались вместе. В первой половине XVII века появились школьные классы, где учеников делили по уровню подготовки.

В школах не было и намека на физическое воспитание, зато продолжали свирепствовать физические наказания. Секли всех без исключения. Из дневника воспитателя малолетнего французского короля Людовика XIII можно, к примеру, узнать, что юный монарх 15 мая 1610 года был коронован, а 17 сентября высечен наставником.

Долго продолжалось господство метода словесного мнемонического обучения, но в XVI веке при обучении родному языку все же отказались от автоматического запоминания отдельных слов и стали обучать по звукам и буквам. Появилась школьная доска. В XVII веке повсюду вместо угля начали писать перьями. При обучении счету в середине XV века перешли от римских цифр к арабским; в XVII веке наряду с абакой появились счетные кубики и жетоны, которые применяли вплоть до конца XVIII века.

Учебных пособий, приспособленных для детей, фактически не существовало вплоть до XVI века, когда появились особые учебники для школьников (те же «малые катехизисы»). Они были доступнее и меньше по объему, чем те, которыми пользовались учителя.

Но результаты все же были плачевными: в сельской местности царило поголовное невежество, в городах было немногим лучше. Заставляли зазубривать Писание, но, как следует из документов начала XVII века, большинство учащихся «не могли сколько-нибудь удовлетворительно читать». Масштабы и качество элементарного обучения в Западной Европе этого времени были столь удручающи, что французский ученый Летурно, оценивая их, пишет: «Если Европа не оглупела окончательно, то только потому, что вследствие малого числа особенно низших школ масса населения вовсе не училась и жила в относительно здоровом невежестве».

Заведения общего образования – городские (латинские) школы в XV веке были уже во всех крупных городах Западной Европы, и сеть их продолжала расти в XVI–XVII веках. Они имели более светский характер и постепенно вышли из-под церковного управления, стали подчиняться местным и общегосударственным властям. Церковь, впрочем, оставила за собой особое влияние, что выражалось в построении школьного воспитания на религиозных основах.

В Центральной Европе особую роль в учреждении и реформировании городских школ сыграли педагоги Реформации. Мартин Лютер учредил в Эйслебене низшую и высшую латинские школы (1527); спустя два десятилетия в Германии появились еще шестьдесят протестантских городских школ.

Первую крупную протестантскую городскую школу в Эйслебене возглавлял И. Агрикола. Программа высшего отделения включала изучение «школьного Катехизиса» на немецком языке, церковное пение, латинскую грамматику и литературу, изучение древнегреческих авторов, беседы на «мирские темы». Для последних использовалась «Педология» Мозеллана (1518). В пособии предлагались, например, примерные образцы бесед о сборе винограда, птицеводстве, супружестве, личной гигиене, этикете, театре и т. п.

Программа постепенно усложнялась и обогащалась. Меланхтон, развивая идеи И. Агриколы, дополнил программу преподаванием древнегреческого и древнееврейского языков. В центр учебного процесса было поставлено изучение латинского языка и литературы. Были определены три этапа пяти-шестилетнего изучения грамматики, чтения произведений Теренция, Плавта, Эзопа и других греко-римских классиков, сочинений на латинском языке П. Моселана, Эразма Роттердамского и других авторов.

Кроме городских школ, в Центральной и Западной Европе были созданы другие заведения повышенного общего образования: гимназии, грамматические и публичные школы, коллежи, школы иеронимитов, дворянские (дворцовые) школы, школы иезуитов.

Первые гимназии появились в Германии. «Отцом» этих учебных заведений был Ф. Меланхтон. В «Саксонском учебном плане» предусматривалась третья ступень обучения, которая вместе с низшей и старшей городскими школами становилась гимназией: предлагалось обучать наиболее способных учащихся. При изучении римской литературы прибавляли сочинения Цицерона, Вергилия, Овидия. Учащиеся должны были сами упражняться в сочинительстве латинских виршей. Вместо латинской грамматики вводилось преподавание диалектики и риторики. В стенах гимназии узаконили обязательное общение лишь на латыни. Меланхтон отрицательно относился к изучению в гимназии немецкого языка.

Гимназии явились едва ли не лучшим типом тогдашнего общего образования. В этих учебных заведениях вульгарная латынь уступила место классическому латинскому языку, формальная риторика – изучению литературы, средневековая диалектика – математике. Было введено обучение древнегреческому языку, часто преподавали древнееврейский язык.

В Англии первые публичные школы основаны в конце XIV – первой половине XV века в Винчестере (1387) и Итоне (1449). Школы учреждались на частные пожертвования или королевские субсидии. Обучались дети состоятельных родителей, способных вносить высокую плату. В 1512 году Дж. Колет при участии Эразма Роттердамского создал Лондонскую публичную школу. В ее программе записано следующее: «Катехизис на английском языке, изучение наилучшими учениками классической латинской и греческой литературы».

Читать еще:  Мужские стрижки обучение в москве

Коллежи появились во Франции в середине XV века при университетах Нанта и Сорбонны. Статусом 1452 года ученикам коллежа вменялось публично экзаменоваться на факультетах университетов. В XVI веке они были платными или бесплатными пансионами и экстернатами. Ученики изучали курс наук соответствующего факультета, но постепенно коллежи отделились, превратившись в самостоятельные учебные заведения повышенного общего образования.

В учреждении коллежей участвовали представители и католической и протестантской (гугенотской) партий. Так, статус коллежа 1452 году был разработан кардиналом д’Эстувилем, но основал коллеж и лидер гугенотов – адмирал Колиньи. Коллежи оказались столь хороши, что в 1627 году на севере Франции (Париж, Тулуза, Шампань) они насчитывали до 25 тысяч учеников.

В коллежах изучали латинскую литературу и язык. Ученики дважды в месяц писали латинские сочинения, а во время каникул должны были готовиться к очередным конкурсным сочинениям по классической литературе. Религиозное обучение шло вне стен учебного заведения. Учащиеся освобождались по средам и воскресеньям от занятий для отправления религиозных обрядов.

Особое место в системе западноевропейского школьного образования XV – начала XVII века занимали традиционные учебные заведения для дворянства – дворцовые школы. Подобные учреждения получили распространение в небольших государствах Германии и Италии: в Мейссене, Вероне, Падуе, Венеции, Флоренции; Царскосельский лицей в Петербурге продолжил эту традицию. Обыкновенно учащихся дворцовых школ готовили к деятельности на государственном, военном и церковном поприще. Программа была несколько объемнее гимназической и приближалась к университетской. Лучшие дворцовые школы обращали особое внимание на умственное и физическое развитие воспитанников, в результате чего были объединены лучшие традиции рыцарского и гуманистического воспитания.

Прочные позиции в сфере повышенного образования заняли в XVI–XVII веках школы иезуитов. Орден иезуитов стремился взять на себя воспитание господствующих классов и тем самым влиять на политическую и общественную жизнь Европы.

Среди воспитанников иезуитов было немало крупных ученых, писателей, философов, политиков: Ж Боссюэ, Р. Декарт, П. Корнель, Ж. – Б. Мольер и другие. Правда, позже некоторые из них отреклись от своих учителей. Вольтер, например, писал: «Отцы научили меня лишь немного латыни и глупостям». Ему вторит Г. Лейбниц: «Иезуиты в деле воспитания остались ниже посредственности».

Продолжался рост сети университетов.

Свои университеты (studia superiora) открывали и протестанты и орден иезуитов. Университетский курс у иезуитов распадался на два цикла: трехлетний философский и четырехлетний теологический. В основе занятий философией лежало изучение аристотелизма в католической интерпретации. Кроме того, на первом цикле в небольшом объеме изучались математика, геометрия и география.

В XV веке в Европе насчитывалось до 80 университетов, в следующем столетии – уже около 180; увеличивалось и число студентов в отдельных университетах. Так, в университете Левена (современная Бельгия) количество записавшихся студентов составляло ежегодно в среднем в 1426–1485 годах 310 человек, а в 1528–1569 годах – 622 человека, увеличившись вдвое. Некоторые университеты были просто огромны: в Саламанкском университете (Испания) в 1600-х годах насчитывалось ежегодно более 6 тысяч студентов.

В пределах германских государств в XVI–XVII веках действовали семь университетов, контролируемых Ватиканом. Они сохраняли традиции схоластической образованности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Школа эпохи Возрождения

Школы элементарного обучения

Учебные заведения Европы в XV – начале XVII вв. в соответствии с современной терминологией можно распределить по трем основным типам – элементарного, повышенного общего и высшего образования. Школы элементарного (начального) обучения оказались одной из арен борьбы нового со старым. Особенно была заметна конкуренция между протестантскими и католическими учебными заведениями. Росло значение светских школ.

Крупнейшие представители Реформации понимали важность учреждения начальных школ как средства влияния протестантизма. Кальвин (1533), Лютер (1524) провозгласили идею всеобщего элементарного обучения детей горожан Катехизису на родном языке. Чтобы облегчить задачу учителей – пасторов, М. Лютер в 1529 г. составляет «Малый Катехизис». Аналогичное пособие на французском языке подготовил и Ж. Кальвин. Во второй половине XVI в. протестантские начальные школы пользовались особыми школьными Катехизисами на английском, французском и немецком языках.

Протестанты создавали низшие городские школы; использовали прежние учебные заведения элементарного образования, например народные школы в Германии, которые предназначались для детей горожан, реже для крестьянских детей в возрасте от 5 до 11-12 лет. Школы для мальчиков и девочек были раздельными. Программа протестантских начальных школ чаще всего ограничивалась чтением Катехизиса. Порой в нее включали еще письмо и церковное пение. К воскресному дню обучения был добавлен еще один день.

Деятельность этих учебных заведений в Германии регламентировалась рядом документов. Так, «Учебный план Эйслебена» (1527) предписывал изучение в низшей городской школе переведенного на немецкий язык школьного Катехизиса, уроки латыни (чтение, письмо, грамматика), ежедневные занятия церковным пением. Курс делился на три класса. Планом 1528 года в программу дополнительно включалось изучение древнегреческого языка.

Римская католическая церковь, уступая Реформации в организации элементарного обучения, стремилась выправить положение. Тридентский Вселенский собор принял «Катехизис собора». В этом документе предлагалось повсеместно открыть католические воскресные школы для низовых слоев населения и начальные учебные заведения для знати. В католических приходских воскресных школах обучали чтению Библии на латыни. Этим же занимались некоторые католические конгрегации, создававшие школы для бедных, благочестивые школы и пр. Католики – выходцы из первого и второго сословий, дети состоятельных представителей третьего сословия получали начальное образование в особых учебных заведениях либо школах полного общего образования. Программа такого обучения как минимум состояла из чтения, письма, счета, церковного пения.

Возрастало число школ начального обучения, учреждавшихся властями и общинами. К таким светским учебным заведениям относились, например, малые школы (Франция), угловые школы (Германия). В них учили читать, петь псалмы.

Особые помещения для элементарных школ имелись крайне редко и только в городах. В сельской местности учитель с учениками кочевали из дома в дом. Обычно все ученики занимались вместе. В первой половине XVII в. появляются школьные классы, где учеников делили по уровню подготовки. Место священника-учителя постепенно занимает специальный преподаватель. Положение профессионального учителя меняется. Он живет на «школьные деньги» и на плату натурой от общины и прихожан. С конца XVI в. распространился принцип оплаты труда учителя общиной. Это свидетельствовало об усилении независимости школы от церкви, хотя назначение учителя по-прежнему согласовывалось со служителями культа. Профессиональный уровень учителей, особенно в школах для малоимущих, был весьма низким. Учителями часто становились неудачники, случайные люди: бывшие школяры, ремесленники, солдаты и пр. Многие из них были неучами. «Большинство учителей не в состоянии хорошо писать и читать», – узнаем мы из документа о французских малых школах начала XVII в. Подобная ситуация была повсеместной.

Воспитание в учебных заведениях элементарного образования проходило в рамках религиозных догматов (римско-католических или протестантских). В школах не было и намека на физическое воспитание. На детей постоянно сыпались удары. Секли всех без исключения. Из дневника воспитателя малолетнего французского короля можно, например, узнать, что юный монарх 15 мая 1610 г. был коронован, а 17 сентября того же года «довольно жестоко высечен» наставником.

В школах элементарного обучения царило словесное мнемоническое обучение. Тем не менее наметился известный прогресс в формах и методах преподавания и учения. На протяжении XVI в. в преподавании языка отказываются от автоматического запоминания отдельных слов и обучают по звукам и буквам. Появляется классная доска. В XVII в. повсюду вместо угля пишут перьями. В середине XV в. в обучении счету переходят от римских цифр к арабским. В XVII в. наряду с абакой появляются кубики и жетоны, применявшиеся в дальнейшем вплоть до конца XVIII в. С XVI в. составляются специальные детские учебные пособия, например упомянутые «малые Катехизисы». Они были доступнее и меньше по объему, чем те, которыми пользовались учителя.

Распространение элементарного образования шло медленно и трудно. Большой урон образованию народа причиняли непрестанные войны, во время которых исчезали школы, гибли учителя. Элементарное образование можно было получить преимущественно в городах. В сельской местности царило невежество. Полное начальное образование было доступно лишь верхушке общества. Масштабы и качество элементарного обучения к началу XVII в. были столь удручающими, что некоторые исследователи вообще отказываются видеть в нем сколько-нибудь заметный прогресс. Один из таких ученых – Ш. Летурно пишет: «Если Европа не оглупела окончательно, то только потому, что вследствие малого числа особенно низших школ масса населения вовсе не училась и жила в относительно здоровом невежестве».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector